$ USD 72.82

 

€ EUR 82.36

«Не факт, что сегодня сортировать мусор надо на местах». Евгений Беленецкий — о переработке отходов и тарифах на вывоз

10:32, 28 Февраля 2020

62ИНФО публикует вторую часть интервью зампреда рязанского правительства Евгения Беленецкого о ходе мусорной реформы в регионе. Он рассказал, в частности, как изменится тариф регионального оператора, где будут перерабатывать отходы и что плохого в раздельном сборе.


О тарифе

— С января в Рязанской области чуть-чуть — на рубль с небольшим — уменьшился тариф на вывоз мусора. Почему? Обычно в ЖКХ всё только дорожает.

— Он снизился на 1,3%. Это снижение было связано с единственным фактором — освобождением оператора от уплаты НДС. Мы и в начале реформы, когда утверждался тариф, говорили, что небольшое снижение будет.

— А с июля, как всегда с коммунальными услугами, будет повышение.

— Небольшое. Возможно.

И раз уж речь зашла о тарифе. Мы делали анализ тарифной политики в других регионах. Рязанская область в золотой середине: мы не завысили стоимость, но и не пошли по пути некоторых регионов, которые максимально её занизили — и регоператор не справился со своей задачей. Тут тонкая грань. Мы ещё будем изучать тариф, и в будущем он, возможно, будет корректироваться — как в сторону увеличения, так и в сторону снижения.

— Как вообще он рассчитывался?

— Сейчас я не приведу полностью эту большую сложную формулу, но в ней учитываются абсолютно все факторы. Всю необходимую для расчёта информацию оператор предоставляет региональной энергетической комиссии. У неё есть утверждённая методология, есть нормативы. Все данные загружаются в систему — и на выходе мы получаем тариф.

— Кстати, не случится ли так, что после начала строительства экотехнопарка (это наверняка очень дорого) тарифы взлетят?

— Есть ли опасение резкого скачка тарифа? На сегодняшний день нет. Мы управляем процессом, и в ближайшем будущем — когда будет до конца скорректирована терхсема, будет понятен объём необходимых работ — можно будет предварительно посчитать возможный новый тариф. Но я бы не стал торопиться: всё-таки нужно доработать логистику, сделать некую оптимизацию, которая позволит получить сбалансированный разумный тариф.

— Для оператора тариф — это обеспечение текущей деятельности и возврат инвестиций, а затем и выход на прибыль.

— Наша с вами задача — чтобы эта прибыль была разумной.


О переработке мусора

— Строительство экотехнопарка — право или обязанность оператора?

— Прямой законодательной нормы, обязывающей строить экотехнопарк именно регионального оператора, нет, однако мы закладывали определённый процент переработки, сейчас показатели ужесточаются: мы должны будем перерабатывать всё большую и большую долю отходов. Строительство экотехнопарка решает эти задачи. Инициатором строительства в Рязанской области выступил региональный оператор.

— То есть весь рязанский мусор, пригодный к переработке, будет перерабатываться на одном объекте. Определено ли конкретное место его расположения?

— Это участок в районе деревни Ивкино Рязанского района. Сейчас там пустырь, никаких работ на участке не ведётся. Экотехнопарк должен открыться в 2024 году. О сроках начала строительства говорить рано. Пока регоператор ведёт проектно-изыскательские работы.

— Проект масштабный и нужный всему региону. Оператор будет реализовывать его целиком на свои средства или предусмотрены какие-то субсидии для него?

— Оператор будет строить за свои деньги (точнее, скорее всего, за заёмные). Федеральный бюджет и мы в строительстве экотехнопарка участия не принимаем.

— Сжигание под переработкой мусора в Рязанской области в виду не имеется?

— Ни в коем случае. На данный момент есть чёткое понимание не только того, где будет расположен экотехнопарк, но и какая технология там будет применяться. Есть концептуальное решение вплоть до того, что там будет производственная база, основанная на вторичном сырье. Оператор подведёт коммуникации, выделит площади под разные направления бизнеса. Предприниматели смогут заниматься производством товаров из вторсырья.

— Каких именно?

— Зависит от бизнесменов. Будет несколько направлений: допустим, бумага, пластик, стекло, металл. А там — кто-то, может, захочет поставить термопласт-автомат и делать какие-нибудь товары народного потребления. Кто-то, может быть, будет делать брикеты из древесных отходов. Всё что угодно.

О подобных нашему экотехнопарках в других регионах я не слышал. Надеюсь, получится интересный проект, который будет и экологичным, и полезным.


О сортировке мусора

— Предусмотрены ли мусоросортировочные станции?

— Возможно, из-за нюансов логистики потребуется несколько, но основной объём отходов будет сортироваться в экотехнопарке.

— А на уровне жителей — станет ли раздельный сбор обязательным?

— Периодически обсуждаем этот вопрос с регоператором. С учётом опыта других стран — не факт, что сегодня сортировать мусор надо на местах. Есть оборудование, которое позволяет делать это непосредственно на территории экотехнопарка. В противном случае либо мусоровозы должны быть разделены на контейнеры под разные виды отходов, либо на одну площадку нужно отправлять четыре машины. А логистика, транспорт — это существенная доля затрат в бизнесе. Не уверен, что это будет лучшее решение.

Оператор тоже не видит целесообразности в раздельном сборе, но люди хотят — и он пошёл навстречу, занимается им. Терсхемой предусмотрен раздельный сбор в крупных городах — Рязани и Касимове. 150 точек уже есть.

— Ещё терсхемой предусмотрены семь мусороперегрузочных станций. Что это?

— У нас есть труднодоступные места, куда машина большой вместимости не может подойти. Мы отправим туда меньшие машины, они будут свозить мусор на эти станции, где его загрузят в автомобили большего тоннажа для доставки в экотехнопарк.

— Новые полигоны отходов в Рязанской области появятся?

— Нет. Весь цикл утилизации будет в экотехнопарке.

— А действующую рязанскую свалку закроют?

— Несомненно, её надо закрывать.


О частном секторе

— В самом начале своей работы регоператор говорил, что не все муниципалитеты готовы к реформе...

— Можно даже сказать, что большая часть была не готова. Банально отсутствовали контейнеры. Купить их — небольшие деньги, но даже они в бюджетах муниципальных образований на 2019-2020 годы не были заложены. Сейчас делаем корректировки, муниципалитеты предусматривают это финансирование. В некоторых проблемных случаях эти затраты на себя взял регоператор. Уже к началу этого года он потратил на контейнеры около 20 млн рублей.

Чтобы систематизировать информацию, мы составили и направили во все муниципалитеты подробный чек-лист. Сколько нужно площадок, сколько нужно контейнеров... Вплоть до того, какого года выпуска автомобили. Ни для кого не секрет, что кое-где ездят мусоровозы старше 10-15 лет. Мы хотим избавиться от них, а для этого нужно спланировать свою работу.

Сейчас министерство собирает ответы, структурирует их. Будем делать выводы и составлять конкретные планы.

— Упомянутое отсутствие контейнеров — проблема сельской местности, но частного сектора хватает и в Рязани.

— Я бы не стал говорить, что этот вопрос можно решить системно: в частном секторе каждый случай, извините, частный. Каждый отдельно прорабатываем, совместно с муниципалитетом находим какие-то решения. Где-то нужно выбрать место и обустроить контейнерную площадку, где-то — установить дополнительные контейнеры на существующей. Все стихийные свалки, конечно, ликвидируются.

***

В первой части интервью читайте о региональном операторе отходов: как Беленецкий оценивает его работу, кому лучше жаловаться на проблемы с мусором и платежами, что может привести оператора к банкротству и как реформе помогает WhatsApp.

Иллюстрации:  Правительство Рязанской области
Читайте 62ИНФО

Cтали свидетелем интересного события?

Прислать материал